Анна Опря
08.08.2014 10:17

Дастину Хоффману - 77 лет: лучшие цитаты гениального актера

Сегодня, 8 августа, одному из самых именитых актеров Голливуда Дастину Хоффману исполняется 77 лет. За гениальную игру и умение перевоплощаться в кого-угодно его прозвали "актерской машиной". За свою жизнь ему пришлось пройти через многие испытания и даже победить смертельную болезнь. Поэтому в 77 день рождения актера мы решили вспомнить его самые яркие и ироничные высказывания о Голливуде, кино и отношению к себе.

Дастин Хоффман

До 25 я был тщедушным, как вилка в профиль. В актерскую школу пошел с единственной целью: наконец-то вступить в контакт с девушками. Нет, вру, просто чтобы хоть какое-то двуногое существо мне улыбнулось!

Для того, чтобы выживать, мне требуется немного: солнце и кокосовое молочко.

Смерть касается нас тогда, когда мы смотрим на собственные старые фотографии. Кто-то называет это воспоминания, но для меня это всегда было больше похоже на удар под дых, полностью лишающий сил.

Когда ты становишься знаменит, ты перестаешь бояться смерти. В тот момент, когда ты стал звездой, ты уже умер. Или был забальзамирован заживо.

Мне кажется, с Пэрис Хилтон нет особых проблем. Проблема в тех, кто ею восхищается.

Я очень хорошо отношусь к актерам, которые постоянно забывают роль. Приятно встретить того, кто похож на тебя.

Больше всего я жалею о том, что не стал когда-то джазовым музыкантом.

Я стал актером по очень простой причине: упустил все возможности стать кем-то другим.

Я не люблю Голливуд, но никогда бы не стал критиковать глав крупных студий. Представляете, у вас ушло 65 миллионов долларов на кино, 60 — на печать копий, столько же на рекламу, столько же на всякие мелочи. Если бы я распоряжался многомиллионными фильмами, я бы лежал на полу и стонал от страха. Одна мелкая ошибка — и ты пыль.

Обожаю Джонни Деппа — вот кто делает только то, что нравится, и не пытается быть звездой.

Когда иду на премьеру своего фильма, мне необходим глоток хорошей — или пусть даже плохой — водки. Иначе не выдержу разбора полетов, который устраиваю себе, как только гаснет свет в зале.

Мне кажется, самый жестокий способ оскорбить режиссера — это попросить снять еще один дубль, когда он только что сказал «великолепно».

В Голливуде давно узаконена эвтаназия: если фильм немедленно не приносит миллионы, его просто убивают.

Боюсь всех своих шестерых детей. Потому что они знают про меня то, чего про меня не знает никто.

Чувство , что смерть недалеко, давит на меня. Я всегда пытался вести с ней какую-то игру. Я говорил себе: «Чувак, ты еще не прожил и половину жизни». Когда мне исполнилось сорок, я сказал себе: «Ни фига это не половина». Потом мне исполнилось пятьдесят. Я сказал: «Хорошо, сейчас я в середине пути». Потом, когда мне исполнилось шестьдесят, я сказал своему тестю: «Знаешь, кажется, я начинаю чувствовать что-то вроде кризиса среднего возраста». И тесть сказал мне: «Среднего, черт возьми, возраста?! Дастин, а много ли ты знаешь 120-летних людей?».

Woman.ua

Комментарии

Показать комментарии Скрыть комментарии
Другие материалы по теме: