Tamriko
01.10.2013 11:47

Как стать фригидной и возненавидеть секс

Как стать фригидной и возненавидеть секс

Это в юности тебе кажется, что секс - лучшее в мире занятие. Чуть позже ты взрослеешь, ленишься, тупеешь, наглеешь, деградируешь и понимаешь: секс - это не так уж и весело. Как это происходит?

Шаг 1. Секс из жалости/благодарности/сострадания

Ане 25. Она из тех женщин, с которыми напрочь забываешь о собственной ориентации – так унисексуально, безоговорочно, аксиомно она красива. У Ани есть миллион достоинств и всего одна проблема – ей очень жалко мужчин. И поэтому она иногда с ними спит. 

Фото Уэйн Мэйзер

В ее постели неизбежно оказываются почти все подолгу ухаживающие за ней субъекты. С их тоскливо-апокалиптическими глазами, окутанными слезной поволокой. С их исколотыми розами пальцами. С их опустошенными после безрезультатных ухаживаний кошельками.  

Все эти мужчины хорошие, славные и даже, наверное, влюблены. Только вот, закрывая дверь на верхний замок после ухода очередного из них, Аня тихонько затягивается сигаретой и начинает ненавидеть: себя, всех обладателей Y-хромосомы и… секс как идею. Хотя, казалось бы, причем здесь секс? 

Шаг 2. Строгое воспитание

Яне с детства очень повезло – ей, в отличие от всех нас, практически не нужно было думать. Кем стать, что есть, кого любить и где жить – все это за нее решала мама.  

Мама у Яны была дипломатична, как асфальтоукладчик: попытки дочери проявить непослушание она пресекала выверенным броском неоткрытой консервной банки в противоположный угол кухни. Яне оставалось только согласиться с «железной» аргументацией родительницы.  

Единственная из всего класса, Яна ни разу не надела юбку выше колен. Ни разу не расплела свою тугую, как удавка, косу. Ни разу «случайно» не уронила ластик под парту понравившемуся мальчику. Единственная на всем курсе, Яна ни разу не улыбнулась обворожительному преподавателю истории Никите Валерьевичу. Ни разу не записала свой телефон на обратной стороне чужого конспекта. Ни разу не прогуляла пары на последнем ряду самого дешевого в городе кинотеатра.  

Яна лишилась девственности под местным наркозом за 1500 гривен в кабинете частной гинекологической клиники. Медицинских показаний к этому у нее не было: 31-летней женщине просто не хотелось больше никому объяснять, почему она все еще девственница. Секс Яна ненавидит больше, чем дезрастворный запах больниц. 

Фото Уэйн Мэйзер

Шаг 3. Много еды

Об этом Ира не признается даже после третьей «маргариты»: она люто презирает собственное тело. Если откровенно, есть за что – Ира принадлежит к той удивительной категории толстых барышень, которые истерически лайкают фотки друг друга, сдабривая их самыми честными в мире комментариями по типу «Красотка», «Богиня», «Куколка».  

«Куколка» Ира съедает на завтрак суточную норму обычного африканского слоненка – плюс крем-брюле на десерт. К сожалению, аппетит достался Ире без счастливого предохранителя в виде плохого зрения или хотя бы магической способности не отражаться в зеркалах. Она видит, что толстая. 

Все Ирины попытки заняться сексом заканчиваются предсказуемо, как сериалы с Харатьяном: женщина-в-халате-кухня-чай-слезы-торт. Ну что поделаешь, если ей постоянно попадаются какие-то извращенцы, предпочитающие половой акт в обнаженном виде, не в полной темноте и не только по телефону.  

Яна лишилась девственности под местным наркозом за 1500 гривен в кабинете частной гинекологической клиники. Медицинских показаний к этому у нее не было: 31-летней женщине просто не хотелось больше никому объяснять, почему она все еще девственница. Секс Яна ненавидит больше, чем дезрастворный запах больниц

Шаг 4. Гонка за оргазмом

Оля страшно любит своего мужа. Ей нравится, с каким комично-вдохновленным лицом он подпевает Леннону, переворачивая на сковородке утренний омлет. Для нее нет ничего увлекательнее, чем его наполовину выдуманные истории о детстве, родителях-хиппи и глухом дедушке-циркаче. Она млеет от каждого случайного столкновения с ним в дверном проеме их, пропитанной свежепережитым счастьем и свежемолотым кофе, гостинке. 

Но вот беда: за четыре месяца семейной жизни Оля так и не испытала оргазм. Ни клиторальный, ни вагинальный, ни какой-нибудь другой, копчиково-поясничный, например.  

Весь смысл ранее многослойной Олиной жизни вдруг свелся к одному – достижению этих долбаных ритмичных мышечных сокращений, о которых все вокруг шепчутся с заговорщицким прищуром. И как бы Оля не хотела собственного мужа с его точеными монгольскими скулами и по-мальчишечьи острыми коленками, она больше не может любить секс с ним.  

Потому что. У. Оли. Нет. Оргазма.

Точка. 

за четыре месяца семейной жизни Оля так и не испытала оргазм. Ни клиторальный, ни вагинальный, ни какой-нибудь другой, копчиково-поясничный, например

Шаг 5. Секс с плохим любовником

Марина и Дима вместе уже 5 лет, 8 отпусков и 2 ремонта. Они идеальная пара – так считают все их друзья, консьержка в подъезде и Димина мама, работающая психологом в доме престарелых. Так говорит и сама Марина. Говорит вполне искренне, упуская лишь одну деталь: во время секса с мужем она сосредоточенно считает пролетающих мимо комаров. Прикидывает, у кого какие шансы выиграть «Евровидение» в этом году. Готовит международный доклад по теме «Почему очередь в женский общественный туалет всегда ровно в 20 раз длиннее, чем в мужской».  

Марина честно пыталась воспитать из Димы пристойного любовника. Показывала, объясняла, предлагала. Тот с пониманием кивал. А на следующий вечер опять принимался монотонно натирать ее клитор, как чашку из фамильного сервиза, по-младенчески причмокивать соски и называть «милым ежичком» ее половые органы.  

Разводиться Марина не собирается: любить – это ведь не только заниматься сексом… Но и комаров считать.

 

Комментарии

Показать комментарии Скрыть комментарии
Другие материалы по теме: