Tamriko
04.11.2013 15:48

В чем феномен Земфиры?

В чем феномен Земфиры?

Главный редактор Woman.ua Тамрико Шоли пытается разобраться в том, почему мы так полюбили эту девочку-с-плеером.

Подумать только: прошло уже 15 лет с тех пор, как я впервые услышала Земфиру. Мне было 13 , когда из моего маленького, черного аудиомагнитофона впервые понеслись аккорды песни «Ромашки». Мы прогуливали уроки в заброшенном детском саду, ловко перепрыгнув через забор, мальчишки пробовали свои первые сигареты под дешевое вино и учили нас перебирать струны на гитаре. Тогда больше всего на свете хотелось не новое платье, не велосипед и, тем более, не на идеальный остров-пляж, а научиться играть на гитаре, чтобы вечером перед друзьями громко запеть «меньше всего нужны мне твои камбэки».

Земфира

В конце 90-х Земфира моментально стала певицей №1, переплюнув даже своего наставника и продюсера Илью Лагутенко. И это было логично, потому что в то время были такие ценности. Тогда мы все хотели быть свободными, честными, настоящими. Нас было хлебом не корми, дай возможность высказать свое мнение, дай шанс показать смелость быть самим собой. Земфира была созвучна этим стремлениям в каждой строчке своих песен. И любовь, и секс, и дружба, и ненависть, и предательство в ее стихах были такими, какие они есть на самом деле: во дворе на лавочке, с бутылкой пива, в тумбочке «ОМ», помню все твои трещинки и, конечно, замороженными пальцами в отсутствии горячей воды… Никаких легких рифм вроде «любовь-кровь» или «обидел – слез не видел». В ее песнях все было гораздо сложнее, как и в наших жизнях, на давно не крашенных, полинявших лавочках. Сложно, но понятно одновременно – потому что близко, потому что, как реальной жизни.

В рваных, одних и тех же, джинсах, с лохматыми волосами на голове она была антиподом материальных ценностей. Своей хаотичной жизнью, разорванной между Москвой и Уфой, между гастрольными турами и отдельными выступлениями у друзей в кабаках, Земфира показала нам, что деньги – это действительно не главное. Для тех, у кого их не было, эта мысль была особенно теплой и приятной, почти вдохновляющей. Ведь если деньги – это не главное, значит, можно посвятить свою жизнь тому, что ты любишь, значит – ты свободен. С любовью, кстати, та же самая ситуация. Пока остальные поп-исполнительницы отечественной сцены 90-х неистово выходили замуж, рожали детей и разводились, Земфира улыбалась из-под своих темных очков и говорила: «Когда незнакомый человек подходит так близко… 50 сантиметров. Зачем? Тут каждый сантиметр можно завоевывать годами, а ты тут подходишь… С какой вообще радости?» Она была и осталась однолюбом. Ей важно действительно любить человека, ей действительно важно дождаться. И это был еще один плюс в ее карму с нашей стороны.

Пока остальные поп-исполнительницы отечественной сцены 90-х неистово выходили замуж, рожали детей и разводились, Земфира улыбалась из-под своих темных очков и говорила: «Когда незнакомый человек подходит так близко… 50 сантиметров. Зачем? Тут каждый сантиметр можно завоевывать годами, а ты тут подходишь… С какой вообще радости?»

 

Помню ее первый концерт в Луганске. Было холодно, мы сидели на холодной трибуне стадиона и ждали ее появления на сцене. Послышались крики: ворота уже закрыли, но люди, у которых не было денег на билет, пытались прорваться сквозь охрану, вырвав замок на решетке и растворившись в толпе на стадионе. Мы лишь пожали головами и прижались ближе друг к другу: что поделаешь, люди очень хотят на концерт. Тогда, в 13, это казалось таким простым и аксиоматичным: ты хочешь – значит добиваешься любыми путями.

Позже мы добились знакомства с Земфирой. Выследили ее приезд на местное радио перед вторым концертом в Луганске спустя год. Прождали ее у входа несколько часов, дружно завернувшись в смешные дутые куртки на два размера больше и тряпичные перчатки. Когда появилось ее авто, у нас не попадал зуб на зуб. Она подошла к нам. Мы растерянно молчали. «Земфира, спасибо», - наконец-то сказала Катя. «Держитесь, ребята. Все будет. Еще увидимся», - Земфира махнула нам рукой и стала подниматься по ступенькам. «Когда, когда увидимся?» - зачем-то спросила Катя. «Когда станем звездами». В тот момент мы не сомневались, что будет именно так. Ведь если ты хочешь – значит добиваешься любыми путями.

Когда появилось ее авто, у нас не попадал зуб на зуб. Она подошла к нам. Мы растерянно молчали. «Земфира, спасибо», - наконец-то сказала Катя. «Держитесь, ребята. Все будет. Еще увидимся», - Земфира махнула нам рукой и стала подниматься по ступенькам. «Когда, когда увидимся?» - зачем-то спросила Катя. «Когда станем звездами». В тот момент, в 14, мы не сомневались, что будет именно так. Ведь если ты хочешь – значит добиваешься любыми путями

Земфира

Для нас, подростков из 90-х, которые не видели зрелищ более красочных, чем местные алкоголики и разбитые фонари во дворах, она была созвучна желанию вырваться из своего города и полететь. Полететь честно, с гордо поднятой головой, с верой в свои убеждения и в то, что все обязательно получится. Без грандиозных планов на будущее, занимаясь любимым делом; без собственной квартиры, но принадлежать всему миру. Не взлетим, так поплаваем…

Прошло 15 лет.

Никто из нас так и не стал звездой в исконном значении этого слова. Отрастили животы, нагрели стулья на гадкой работе, нарожали детей. Земфира тоже сильно изменилась. Сильно похудела, записала пару новых пластинок, окончательно подружилась с Ренатой Литвиновой. Мы все меняемся. Нынешнее поколение хочет другого: новое платье, новый айфон, отдыхать на пляже в Барселоне. Мы, наверное, тоже. Мы стали слишком материальны.

Но каждый раз, когда звучит ее музыка (уже не на аудиокассете, а из модных наушников), кажется, что ты все еще можешь взлететь.

Земфира же осталась такой, как и была: свободной, нематериальной, честной и живой. И оттого, безусловно, немного странной. Но кто-то же должен в этом стремительно меняющемся мире навсегда остаться таким.

Теги: земфира

Комментарии

Показать комментарии Скрыть комментарии
Другие материалы по теме: