30.09.2015 10:01

Блог мамы: 15 самых ярких переживаний моей беременности

Блог мамы: 15 самых ярких переживаний моей беременности

Две полоски

Ноги подкашиваются, спину ломит, дыхание сбилось, перед глазами пелена. Выворачивает от усталости, хочется кровяной колбасы со сгущенкой, силы на исходе. Огромный двухмиллиметровый эмбрион сделал живот необъятным, а походку – пингвиньей. Только что тест показал третью неделю гестации. Настолько беременной я не была даже за день до родов. 

Ура!

В кругу моих знакомых принято сообщать о беременности через пару лет после выписки из роддома. В идеале – на свадьбе у новорожденного. До этого момента, будь добра, тихо носи свободные туники, налегай на консервацию и с намеком улыбайся.

Мне же хотелось кричать о своем положении на каждом шагу. Мне надо было немедленно рассказать об этом кассирше в супермаркете. И парню, выгуливающему спаниеля. И водителю, протирающему лобовое стекло маршрутки. Все эти люди обязаны были знать: у меня в матке завелся человек! Йуху-у-у-у! 

Счастье

Забеременев, я поняла, почему о счастье всегда пишут с опечатками. Моя голова внезапно стала пустой, как гидропарк в феврале. Я путала слова «половник» и «паломник», засыпала в начале любого фильма, где не рожают и упорно видела хинкали в картине Моне «Мост Ватерлоо».

Мой некогда бойкий мозг нарядился в гавайскую рубашку и отчалил в далекие края. Начались недели упоительной тупости. Месяцы сладкого кретинизма. Часы интеллектуального паралича. Это было изумительно, если честно. 

Читай также: 5 вещей, о которых я не знала, пока не стала мамой

Железные отмазки

Небеременная женщина, две недели уминающая конфеты под сериал – бездельничает. Беременная в таком же антураже – сохраняется.

Отныне никаких пошлостей вроде «мне лень» и «в другой раз». Просто от мытья посуды – тонус, а тушение кабачков плохо сказывается на родовой деятельности. Чистые факты.

Участковый гинеколог

Наталья Евдокимовна напоминала преподавателя любого предмета из тех, что мне плохо давались в универе. Мне упорно казалось, что однажды эта женщина не допустит меня к родам. Скажет: «Так, Виктория, ктг у вас слабенькое, единичные лейкоциты в моче, узи – сплошная вода. Приходите после Нового года».

Каждый раз входя в кабинет, я жутко нервничала: втягивала живот, забывала дату последней менструации, садилась мимо кушетки и вообще вела себя как уфимская пенсионерка в эфире у Малахова. Мудрая Наталья Евдокимовна говорила, что это к девочке. И не ошиблась.

Еда

В августе 2014-го загорелая под платочек бабушка возле м. Левобережная продала мне самый вкусный пирожок с вишней в истории человечества. Это событие обошли вниманием мировые сми, хотя очевидцев было достаточно: я стояла с прищуренными от наслаждения глазами посреди толпы и капала соком на семимесячный живот.

Промасленный пирожок оказался последней относительно полезной едой, которую я употребила до родов. Когда Майя повзрослеет, я обязательно не расскажу ей об этом. 

Читай также: "Прелести" материнства, к которым я оказалась не готовой

Музыка

Хуже моего меню во время беременности был только мой плейлист. Аудиозаписи из вконтактовой группы «Музыка к вашей свадьбе» — репертуар оперного театра на фоне того, что я слушала каждое утро.

Надеюсь, что теории, рекомендующие будущим мамам чистить зубы под Вивальди, не работают. Иначе мне страшно представить, кем вырастет моя дочка, девять месяцев внемлющая попурри из Дубцовой, Korn и австралийских племенных песен.

Шевелюшки

«Когда почувствуешь, сразу поймешь, что это ОНО», - оказывается, так говорят не только об оргазме. Я мечтала о пресловутых «шевелюшках» с самого начала беременности. Интернет сказал мне, что это «будто рыбка коснулась плавником». Или «словно лопающиеся пузырьки». Или «как порхающий внутри мотылек».

Целый месяц я восторженно встречала каждое расстройство желудка. Точно оно! Как рыбка! Пока однажды действительно не ощутила первые толчки ребенка. Похожие на... толчки ребенка. При всей любви к метафорам.

Синдром гнездования

За месяц до рождения Майи я вела себя, как директор школы перед визитом районо: закрашивала корректором пятнышки на обоях, симметрично развешивала прищепки на бельевой веревке и прятала под ковриками дефекты паркета.

Мне было дико неловко перед дочкой за западающую кнопку унитаза, за размазанный в углу потолка комариный труп, за недостаточно белую кухонную раковину. Я представляла Майю такой себе Фреймут в подгузнике: тааак, уважаемая мать, это никуда не годится... Не рекомендую.

Читай также: Любимый муж против послеродовой депрессии

Паранойя

Все девять месяцев я боялась. И небезосновательно. Живот был то слишком большим, то слишком маленьким, пинки – то чересчур сильными, то подозрительно слабыми. Самое ужасное случилось где-то посередине беременности: ничего не болит, анализы прекрасные, тонуса нет, настроение лучше не бывает. К счастью, через пару дней началась адская изжога – я облегченно выдохнула и принялась бояться дальше.

«Отсыпайся»

Говорили мне опытные. Бросай наглаживать эти ползунки, потом постираешь бортики в кроватку, черт с ними, с сумками в роддом. Ложись каждый вечер в десять, нет, лучше в восемь вечера, вставай в полдень, затем спи в обед, спи после обеда. Спи по выходным, спи на природе, спи с книжкой, с мишкой, с кошкой.

Я думала, они шутят. Оказалось, нет: мужчины после рождения первенца вспоминают секс, женщины – сон.

Грудь

Только ради этого стоило беременеть, ей-богу. Чтобы почти год ходить с налитой тройкой вместо привычных трогательных бугорков под поролоновым лифчиком. Чтобы купальник-шторки и платье с вырезом. И даже когда на спине лежишь – все равно похожа на девочку. Грудь – это бесценно, вот.

Кто знает, может, хоть моей дочке удалось отыскать счастливый сисячный ген в нашей родовой свалке гуманитарных наклонностей и больших носов.

Истории родов

Родила, напугай других – лозунг молодых мам в интернете. Истории родов – отдельный жанр, у него свои правила успеха. Кровавый натурализм – первое из них.

Ковыряния околоплодного пузыря крючком, клизма на ледяном кафеле, ручное раскрытие шейки матки, зашивания без наркоза – без этого не сложится хорошая история. Кровь, много крови, крики, уколы, мольбы об эвтаназии. А под конец обязательное «Но это не так страшно, девочки, все забывается». Катарсис.

Читай также: Как материнство помогло мне повзрослеть

Тренировочные схватки

В этот момент беременная чувствует, что совершает подвиг. Больно до свиста в ушах, хочется плакать, убивать и танцевать одновременно. Но ты молодец, ты держишься. Ведь это ради малыша. И тут ты подползаешь к врачу и узнаешь, что вся эта тарантиновщина  – лишь невинные «треники». Настоящие схватки намного больнее. «Намноооого», – протягивает врач с интонацией, подтверждающей, что он нифига не прикалывается. Намного горячее кипятка. Намного больше Вселенной. Намного красивее Софи Лорен. Все понятно, спасибо.

Счастье ожидания

До беременности я часто чего-то ждала. Курьера с пиццей, Пасху, отпуск, зарплату, новый альбом Земфиры, мужа с работы, финал ЛЧ, смс после свидания, эффекта от тренировок, звонка с урока... Ждала, пока загрузится комп, пока высохнет лак, пока пройдет дождь, пока приедет лифт. Это в общем-то очень знакомое ощущение. Но я никогда не знала, что можно вот ТАК ждать.

Что можно испытывать настолько запредельное предвкушение встречи с человеком, которого ты никогда не видела, о котором ты ничего не знаешь. А уже любишь до немоты. Пожалуй, это даже круче больших сисек. Определенно, это ЕЩЕ круче больших сисек.

 

 Блог мамы

Вика Мальцева

Комментарии

Показать комментарии Скрыть комментарии
Другие материалы по теме: